Cпецпроекты

«Тут в основном отличники учатся, а мы им мешаем». Интервью с конферансье легендарного рок-клуба «Барвы»


0 933 20

Сегодня в культовом киевском рок-клубе «Барвы» прощальная вечеринка. Меньше чем через месяц он покинет стены подвала общежития КПИ, где просуществовал с начала 1990-х, и поселится в здании бывшего ДК «Росток» на Гарматной.

Последний концерт в разгаре: на сцене «валят» металл, в зале патлачи в такт размахивают своими гривами, а десятеро самых подорванных сходятся в дружественном слэме.

В коридоре у стены скромно стоит мужчина средних лет. На нем кожаная жилетка и бандана с черепами. В руке – бокал пива. Когда одна из групп заканчивает свое выступление, он идет к сцене и объявляет следующую команду. Это Вадим Чорт – бессменный конферансье и лицо «Барв», который посвятил клубу больше 20 лет и знает о нем больше, чем основатели и самые преданные завсегдатаи.

Вадим работает в сфере образования, а по выходным ведет концерты тяжелой музыки. О своей «другой» жизни Вадим предпочитает не рассказывать, а вот поделиться историями о «Барвах» соглашается.

Вадим, говорят, вы легенда «Барв». Это правда?

20 лет ошиваться в одном клубе – вряд ли в Киеве еще кто-то таким занимался.

Как и когда вы сюда попали?

Это произошло 18 апреля 1997 года: мои знакомые тут играли, а я пришел их послушать. Конферансье в клубе не было. Я предложил свою кандидатуру, и меня взяли.

У вас был какой-то опыт работы на сцене?

Когда я учился в ПТУ, читал юморески на всяких концертах, и моя руководительница говорила, что у меня правильная дикция. Почти все мои друзья были музыкантами, а у меня даже слуха не было. Когда мы начали организовывать подвальные концерты, я вспомнил слова руководительницы и предложил парням поставить меня перед микрофоном. Так я провел 5 мероприятий, а в «Барвах» был мой шестой концерт в жизни. Сегодня уже 2218-й по счету.

Когда я учился в ПТУ, читал юморески на всяких концертах, и моя руководительница говорила, что у меня правильная дикция.

В «Барвах» начинали многие музыканты, которые теперь прославились на всю страну. Кто здесь играл?

Женю Галича помню еще с проектами «Крути педали» и «Плов Готов».  Саша Кольцова с «Крихіткой Цахес», Андрей Граница с «Пирата Бэнд», у «Тіні сонця» тут был первый концерт. Юрий Здоренко и Александр Пипа, когда откололись от «Воплей Відоплясова», выступали с группой «Борщ», а «Мертвий Півень» и «Мандри» играли, когда уже были достаточно популярными.

Что изменилось в «Барвах» с тех времен?

Прежде всего техника. Вот звук вообще не сравнить: тогда барабаны все глушили и слов вокалистов было не разобрать. Некоторые кадры перед песней рассказывали, о чем она. Раньше концертов мало проводилось, поэтому и народ был не таким прихотливым – людям абы движуха, чтобы оторваться хорошенько. Когда начали открываться клубы, то требования и музыкантов, и посетителей стали выше.

Ваши стены выдерживают децибелы современной техники?

Слабо. У нас была возможность поставить более мощный звук, но когда попробовали – в общежитии начала трястись лестница. Это, кстати, одна из причин переезда клуба.

Как вы ладите с администрацией общежития? И посещают ли клуб местные студенты?

С администрацией начальство разбирается. Но все концерты мы должны заканчивать строго в 23:00. А студенты к нам не ходят: тут в основном отличники учатся, а мы им мешаем. Факультет прикладной математики – это не шутки.

На сколько человек рассчитан клуб?

На 100. Когда собирается 150, уже тесно. Наш рекорд – 310. Места тут крайне мало, потолок очень низкий, даже стейдж-дайвинг опасно делать.

Но вот в 2007 году, когда выступали Anal Cunt – это такие жесткие грайндкорщики из Америки, – сюда съехался народ со всей страны. Было человек 280: в зале все не поместились, поэтому некоторым пришлось слушать из коридора. Пробиться к сцене было невозможно. От нее, соответственно, тоже. Я объявил группу, а потом все выступление просидел на корточках под микрофоном. В 99-м подобное было на «Мертвом Півне», но там публика менее стремная и безбашенная.

Раньше народ был не таким прихотливым – людям абы движуха, чтобы оторваться хорошенько.

Какая вообще публика ходит на концерты в «Барвы»?

Зависит от музыки: если какой-нибудь поп-рок, то собираются любители посидеть за столиком и выпить коктейль, а когда жесткий драйв – то аудитория, которая отрывается под сценой. Однажды даже обрушили пульт со звукорежиссером.

Как вы готовитесь к концертам?

В основном я придумываю все на ходу. Многие группы мне знакомы, с некоторыми даже пиво пью и могу со сцены по-дружески пошутить над ними. С остальными знакомлюсь во время саундчека, спрашиваю, как их лучше представить. Но если я на сцене больше минуты, это напрягает людей: они ведь сюда не меня, а музыку пришли слушать.

Бывает, пока я иду объявлять команду, меня перехватывают и говорят, что сейчас будет другая группа. Приходится на ходу переделывать заготовленную реплику и как-то выкручиваться. А когда меня не успевают предупредить, я объявляю, а потом выхожу во второй раз и говорю: «У нашій програмі відбулися зміни». Но тут все свои – они понимают и прощают. Могу название команды неправильно выговорить, потому что у меня проблемы с английским – я в советской школе учился. Но морду никто за это не бьет, просто исправляют.

Еще я пускаю дым на сцену. Это очень ответственная миссия: надо все время регулировать его количество. А больше всего я люблю группы, которые не хотят выступать в дыму (смеется).

В последнее время все слушают хип-хоп. Это не отражается на количестве посетителей клуба «Барвы»?

Нашей публики это не касается: она как собиралась, так и собирается на своих точках. А вообще хип-хоп вошел в моду еще лет 25 назад, так же как рваные джинсы, например. Когда-то на нас смотрели, как на идиотов, и в ментовку из-за них забирали. А оказалось, мы просто время опередили: теперь-то в рваных респектабельные дамы ходят. Мода – штука временная, на нее надо смотреть философски. В 2007-м в «Барвах» собиралось много эмо. Все работники хватались за головы, но я говорил, что они вырастут и будут сидеть по офисам, как нормальные люди. Так и случилось – никто их сейчас не вспоминает.

А какую музыку вы сами любите?

Я универсал: мои предпочтения колеблются от Высоцкого до brutal death. Когда долго работаю с металлом, хочется послушать рок-н-ролл, регги или кантри. Еще от настроения зависит: сегодня могу включить Боба Марли, а завтра – Оззи Осборна. Но дома я почти не слушаю музыку – трех концертов на выходных мне с головой хватает на всю неделю.

В 2007-м в «Барвах» собиралось много эмо. Все работники хватались за головы, но я говорил, что они вырастут и будут сидеть по офисам, как нормальные люди.

Почему вы не рассказываете о своей жизни вне клуба?

Не хочу, чтобы слухи ходили. Когда-то пустили сплетню, будто я испражнился на сцене. Иногда люди доходят до таких маразматических вещей – не понимаю, кому это нужно.

Вы продолжите работать в «Барвах» после переезда клуба?

А меня об этом никто не спрашивал – просто поставили перед фактом. Ведь неважно где, важно, что такое место вообще существует и в нем что-то происходит. Тем более на новой локации будет больше возможностей, и мы сможем проводить концерты более высокого уровня.

Что для вас «Барвы» – работа или отдушина?

Два в одном. На моей другой работе вообще нет времени на отдых: надо вкалывать по 8 часов без перерыва. Это очень выматывает – и морально, и физически. Там постоянно мозг выносят, а здесь можно расслабиться, с нормальными людьми пообщаться.

Новоселье клуба «Барвы» состоится в конце февраля. Точная дата пока не известна. Как только появятся детали, мы обязательно их сообщим. Следите за новостями.

Фото: Маргарита Мисюк, Facebook, vc.com

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: