Cпецпроекти

«Это криминальный боевик с элементами хоррора и драмы». Алла Овсянникова о ситуации вокруг бургеров и лапши Furgoneta


0 3586 24
В соцсетях стартовал флешмоб #поддержифургонету. Под этим хештегом люди репостят посты со страницы сети Furgoneta и призывают заказать у ребят доставку или прийти к ним в кафе на Бассейной на порцию лапши или бургера.

Фургончика Furgoneta в районе метро “Олимпийская” тем временем нет – он словно испарился. Редактор раздела “Еда”  Маша Сердюк встретилась с основательницей сети Furgoneta Аллой Овсянниковой и расспросила ее, что происходит, кто в этом виноват и что делать.

– Что происходит, вообще?

– Полный бред, как по мне. Где-то в середине сентября посреди ночи в наш фургон на улице Физкультуры вломились трое. Ничего не объясняя, не показав ни одного удостоверения, ни одной бумаги, просто вынесли за шиворот нашего сотрудника из фургона, сам фургон отрезали от света, погрузили на эвакуатор и увезли в неизвестном направлении.

Но самое смешное, что этим неизвестным направлением оказалась территория бывшей военной базы в районе Красного Хутора. Там находится секретная стоянка для эвакуированных транспортных средств. И на этой же территории находится наша фабрика, где мы делаем заготовки и полуфабрикаты для нашей лапши и бургеров. А теперь представьте степень моего удивления, когда ночью мне звонят ребята, рассказывают о том, как у нас украли фургон, и той же ночью я этот фургон обнаруживаю практически у себя дома.

Логика у меня простая: это мой фургон, так что я имею полное право его забрать.

– Опечатаный?

– В том-то и дело, что нет! По идее, его должны были поместить в контейнер, повесить на дверь замок и доступ к нему дать только по специальному разрешению и соответствующим документам. Если бы, конечно, его забирали с соответствующими документами. Но нет, его  бросили просто на улице, поставили возле деревьев. Я его и забрала. Логика у меня простая: это мой фургон, так что я имею полное право его забрать. Тем более что никаких документов, там не было, телефонов, куда нужно было бы позвонить, тоже. Я забрала его и поставила на территории своей фабрики.

– Значит, все закончилось хорошо?

– Если бы! На этом история не заканчивается. На следующий день мне звонят работники фабрики – говорят, что фургон забирают.

– В каком смысле?

– Вот и я задала точно такой же вопрос. В каком смысле забирают фургон? А мне отвечают: в прямом! Неизвестные срезали болгаркой замок, открыли ворота, заехали эвакуатором во двор и снова увезли фургон. То есть незаконно проникли на частную территорию, которая по документам принадлежит мне, и забрали фургон, который по документам тоже принадлежит мне!

– То есть просто украли. Давайте называть вещи своими именами. 

– Именно! Украли! Просто вывезли! Мое транспортное средство стоимостью в полмиллиона! Вскрыли замки, проникли ко мне в дом и средь бела дня украли то, что принадлежит мне! У меня как у юриста (Алла Овсянникова – юрист по образованию, долгое время работала адвокатом. – Ред.) волосы становятся дыбом от осознания происходящего!

– Не только у вас. Я вот не юрист, но тоже не понимаю, как такое вообще возможно. Прямо сериал True Detective.

– Ага. Криминальный боевик с элементами сюрреализма, хоррора и драмы (смеется).

– А кто за этим всем стоит, уже известно?

– Известно. Есть такое коммунальное предприятие “Городской магазин”. Оно занимается тем, что проводит торги на размещение объектов на городской земле. То есть, если вас интересует какой-то участок земли, вы подаете заявку на торги. Выигрывает тот, кто предложит больше всего денег за это место. Затем заключается договор на аренду сроком на год, ты платишь аренду и спокойно себе работаешь. У нас этот договор закончился. Мы снова подавали заявку, однако наши документы не рассматривали.

– То есть, по закону, вы должны его освободить?

– Да. Но для этого должна прийти официальная бумага от городских властей, где четко прописаны сроки, в которые мы должны освободить территорию. Нам такую бумагу никто не присылал. Просто увезли наш фургон без предупреждения и без каких-либо документов. Увезли с улицы Физкультуры, где мы каждый месяц исправно оплачивали парковку за те три места, которые занимал наш фургон. То есть попросту украли, да. А затем пришли и еще раз украли, но уже со взломом. Повторю: без документов, без суда, без полиции, без исполнительной службы, без страха понести ответственность.

– Очень странная история. И чего они этим добиваются?

– Здесь, как я понимаю, уже стоит задача не просто зачистить улицы в городе, не просто не дать развиваться достойной уличной еде. А задавить – морально и материально. Просто уничтожить.

– А какой смысл? Ладно бы еще на ваше место хотел прийти другой бизнесмен, который хочет там поставить ларек с шаурмой или очередную кофе-машину. Но если место не выставляется на торги, значит, занять его никто не может. И тогда я не слишком понимаю суть этой всей катавасии. Столько сложностей – ради чего?

– Деньги, скорее всего. За фургон уже попросили выкуп. Прислали номер счета, куда нужно сбросить деньги. Опять-таки без документов, без ничего.

Здесь, как я понимаю, уже стоит задача не просто зачистить улицы в городе, не просто не дать развиваться достойной уличной еде. А задавить - морально и материально. Просто уничтожить.

– Очень странно все это. Ладно бы еще это был какой-то страшный ларек с непонятными пирожками. А тут все красиво и вкусно.

– Вот-вот! Поскольку мы находимся посреди улицы, мы специально сделали фургон серого цвета, чтобы он  сливался с асфальтом, не слишком мозолил глаза и не выбивался из общей картинки города. Мы сортируем мусор, мы не сливаем жир в канализацию, как это делают некоторые – из-за этого потом и затапливает город. Мы следим за качеством нашей еды, мы действительно делаем классную лапшу и бургеры из свежих ингредиентов…

– Кстати, как вы вообще начали заниматься всем этим? Вы же юрист, это совершенно далекая от уличной еды профессия.

– Я давно хотела попробовать заниматься едой. А так как денег, чтобы открыть ресторан, у меня не было, начала с точки уличной еды. Пять лет назад, когда мы начинали, об уличной еде как таковой никто не слышал. Были только жареные пирожки и сэндвичи с кучей хлеба и непонятной начинкой. Я лично такое не очень люблю есть. А вкусной качественной еды, которую можно было съесть на ходу, тогда просто не было. В ресторанах может быть вкусно, да. Но при этом всегда нужно ждать заказ. Бывает, заходишь – и тебе только через двадцать минут меню приносят. А потом еще готовят, а потом еще пока поешь… А что делать, если у меня всего двадцать минут? А потом надо срочно ехать на встречу? Это и натолкнуло меня на мысль сделать место, куда можно зайти, получить заказ через 10−15 минут и съесть его на месте или забрать с собой и съесть, например, в пробке.

Да и не только в пробке, домой заказать доставку. Взять ту же лапшу. Чтобы приготовить ее дома, надо пойти в магазин, купить продукты, потом стоять у плиты, потом после ужина еще мыть посуду… Или ты можешь просто зайти к нам и быстро поесть. Или заказать доставку.

К тому же такую лапшу, как у нас, ты просто не сможешь приготовить дома. Вернее, сможешь, но потратишь на это полдня. Потому что есть куча нюансов – тот же соус, например. Мы добавляем в лапшу соус из 18 компонентов. Чтобы сделать такой соус дома, вам придется потратить часа три, если не больше. Это я к тому, что заказать какой-нибудь стритфуд в проверенном месте иногда даже лучше, чем домашняя еда.

– Согласна. Но у наших людей уличная еда ассоциируется с чем-то исключительно жирным, жареным и вредным. Что делать в такой ситуации?

– Говорить лично с людьми. Я в первое время сама стояла в фургоне, сама готовила и общалась с каждым гостем лично. Показывала им продукты, из которых мы готовим бургеры или лапшу, и тем самым говорила: “У нас вкусно, у нас свежие продукты, мы будем очень рады, если вы к нам вернетесь”. Люди поверили и вернулись. И привели с собой друзей.

Сейчас, кстати, все эти люди нам здорово помогают – приходят сюда (на Бассейную, 13, где расположено кафе Furgoneta. – Ред.), заказывают доставку лапши и бургеров домой или в офис. Это очень помогает нам держаться на плаву.

Но изначально я не рассматривала это как бизнес. Скорее это было желание делать что-то хорошее. Осознание того, что это бизнес, пришло года через два, когда я уже начала разбираться в азах. А до этого я просто хотела готовить.

– Возвращаясь ко всей этой странной ситуации. Что говорят городские власти? Вы к Кличко обращались?

– Обращались, конечно. Не лично к Кличко, но написали запрос в Киевраду. Там нам сказали, что нашу заявку рассмотрят, оставайтесь на линии (смеется). Кстати, руководитель КП “Городской магазин” Андрей Андрющенко лично обещал, что точку на улице Физкультуры вынесут на торги. Торги должны состояться в конце этого месяца. Посмотрим, как он сдержит свое слово.

Фото: Вадим Лазарук

 

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram

Прокоментувати

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Вибачте, для коментування необхідно увійти.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: